18. 01. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Поэтическое творчество, конечно же тайна. Никакой ее разгадки быть не может, пока мы здесь. Поэзия - Солнце, а поэтика - в лучшем случае - Луна.

 

18. 01. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Всегда приятно убедиться, что тебя читают, причем внимательно, как это делает только враг, выслеживающий малейший промах. Вот бы еще и настоящий враг обнаружился. Разве не враги заставляют нас ощутить всю полноту существования? А главное - свою неединственность в этом мире. Мне кажется, Лермонтов - это пример негативной кооперации. Поэтому он и любил врагов. Добро и Зло - суть два способа связи с миром - позитивный и негативный. Это уже мысли, навеянные попыткой предвосхитить идею будущего эссе. Центральная идея - нехристианская любовь. (Печорин: люблю врагов, но не по-христиански).

 

19. 01. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Мне, например, глубоко чужда вся эта цыганщина - все эти Бхагават-гиты, явно уважаемые и составляющие важную часть мировоззрения. Они для меня в одном ряду с цыганскими романсами и прочими интеллектуальными развлечениями русской купеческой интеллигенции прошлого века. Ныне различие состоит только в том, что не дикие индийские племена бегут из страны, выживая в чуждой среде благодаря паразитическому использованию своей экзотической культуры, а уже и европейцы начали "Паломничество в страну Востока". Я, наверное, расист в стиле Киплинга: Восток - не мой Восток. Не могу я всерьез обсуждать существование каких-либо махатм, атлантов или пришельцев. Естественнонаучное образование мешает. Но я понимаю, что гуманитарий должен как-то отвечать для себя на "вечные вопросы". Вот и Кальпиди пытается это делать. Его тексты - прихотливый сплав "ума холодных наблюдений", "сердца горестных замет" и усвоенных в причудливой переработке обрывков современной мистики. Но чувствуется, что его цель - не только "оттянуться со вкусом". Он, как всякий поэт, вольно или невольно - пророчествует. И со временем он в этом укрепляется.

 

19. 01. 2000. А. Бурштейн - В. Короне
Ну, Валентин, ты даешь! Цыганщина и Бхадгаватгита, мягко говоря, в разных весовых категориях. Естественнонаучное образование, пардон, ни при чем, не вали в одну кучу. Многие ученые мужи были религиозны, и это с их образованием абсолютно совмещалось. Нету в "Мерцании"(см. примечание 10) никаких махатм, пришельцев и атлантов. А есть только тема жизни и смерти, причем смерть понимается как новое рождение, вполне в духе метаморфоза, кстати.

 

20. 01. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Но прежде все-таки о поэтике Кальпиди. Действительно, это новая, совершенно незнакомая и непонятная для меня система... Мне трудно выйти за рамки классики, а тем более - перейти к новой классике. У меня нет никаких оснований сомневаться в твоей оценке творчества Кальпиди. Ты доказал и своей книгой, и разборами, что владеешь понятным мне методом. Но Кальпиди, как мне кажется, выходит и за эти рамки. Используя избитое сравнение, можно сказать, что вся классика - это одна Земля, разнообразие условий на которой и способов жизни хотя и безгранично велико, но принципиально понятно (горы и равнины, болота и пустыни со всеми обитателями). А как передать свои ощущения от другой планеты, значительно большей по размеру (или, напротив, миниатюрной, размером с горошину), если и пейзажи и обитатели ее хотя и похожи на известных, но не очень. Так и Кальпиди, пишет о жизни и смерти... причем его жизнь и смерть не вполне человеческие... Другими словами, будущее, конечно, за инопланетянами. Человечество прекратится, возможно, раньше, чем это многим представляется. Но не исчезнет, а перейдет в какие-то новые формы жизни, одну из которых уже сегодня можно ощутить в книге "Запахи стыда".

 

25. 01. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Дочитал книгу "Мерцание" и только когда начал перечитывать, до меня начал доходить смысл некоторых стихотворений. Должен сказать, что действительно здорово. Хорошо, что это совершенно чуждая мне поэтика, иначе бы я попал под ее обаяние и пропал. Вот уж точно - это поэтика не нашего века. Хотя, как посмотреть. Помнится, еще Дж. Бруно проповедовал множественность обитаемых миров. Пропал бы в том смысле, что образы затягивают и подчиняют. Начинаешь видеть мир так же и утрачиваешь себя. Как ни прекрасен Кальпиди изнутри, а своя рубашка ближе к телу. Лучше иметь такого брата, а еще лучше - двойника. Его тексты заставили меня переосмыслить сюжет об Каине и Авеле. Я вдруг понял, что для Каина не было никакого ужаса в убийстве родного брата. Разве не вправе мы отсечь родную руку?

 

16. 02. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Получил четыре письма и три присоединенных файла - Планы, Собака и Пыль (см. примечание 11). Прочитал только стихи и понял наконец достаточно ясно, в каком уникальном положении ты находишься. Ты - первый читатель стихов, зафиксированных in statu nascendi. Редко кому выпадает возможность так близко видеть Автора. Причем стереоскопически, с двух сторон, да еще и рентгенологически, в глубину. Результатом должно быть достаточно крупное (не обязательно по объему) теоретическое обобщение, значимое для такого раздела филологической науки, как "Психология художественного творчества". К этому ты, наверно, и подбираешься, не доводя разборы до статей. Конечно же, результатом должна быть книга.

 

03. 04. 2000. А. Бурштейн - В. Короне
... А про Мороз (см. примечание 12)- нет слов. Блестящая, сенсационная и виртуозная работа. Повторяю, читал с ученическим восторгом.

 

03. 04. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
Писал я, как видишь, непрерывно. Этот текст - Мороз, поэма - как-то вдруг вцепилась в меня сразу всеми десятью своими лапами, как спрут, и вот два с половиной месяца ничего делать не мог, только отдирал одно щупальце за другим, присоску за присоской.

 

10. 04. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Прочитал и твой комментарий, и лишний раз убедился, какую уникальную пару вы с Кальпиди составляете. Текст произведения + текст-рефлекс Автора + текст-рефлекс Собеседника - ... это же ПРИЗМА! Исследование отражения в этих трех гранях может быть самостоятельной работой. Но для этого требуется и особая методика, и методология, и еще неизвестно что. А пока остается только накапливать материал.

 

03. 05. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
... Дело в том, что биологическая наука у нас сейчас находится в положении, чем-то напоминающем ситуацию романа "451 градус по Фаренгейту" (точную цифру не помню, да и романа не читал, а слышал в пересказе). Все книги "сожжены" (экономически недоступны), вот и приходится учить студентов только тому, что сам еще помнишь. А поскольку я еще помню, что читал по проблеме происхождения жизни на Земле 30 лет назад, вот и должен это записать, чтобы другие тоже могли что-нибудь рассказать на эту тему, если спросят.

В настоящее время происходит невиданный расцвет гуманитарного знания на фоне почти полной редукции естественнонаучного. Известный спор между "физиками" и "лириками" однозначно решен в пользу "лириков". Со всеми вытекающими последствиями. Одно из них - регулярный "Астрологический прогноз" (?!!!), передаваемый по местному телеканалу и пользующийся большим успехом у слушателей. Наступило новое средневековье. А мы, случайно уцелевшие научные сотрудники из нового времени, пытаемся сохранить крохи позитивного знания, непонятно для чего.

 

18. 07. 2000. В. Корона - А. Бурштейну
Только сегодня вернулся с биостанции (это место практики студентов-биологов в двух часах езды от города). Собирал материал (листья разных видов растений, для отчета по научной работе в институте). Понял, наконец, как устроен лист парезника (Lebanotis). Это очень знаменательное для меня событие. Примерно четверть века назад я впервые задумался над тем, как устроен этот лист, и вот только сейчас понял

.

13. 01. 2001. В. Корона - А. Бурштейну
... Получил твое письмо с размышлениями по поводу первоистока, как я понял, первого рода литературы - драматургии (см. примечание 13). Мне кажется, ты прав, это и есть первоисточник. ВИДЕНИЕ, после которого наступает ощущение приобщения к ТАЙНЕ. Сначало это Видение жрецы пытаются сделать коллективным достоянием через обряд, потом драматурги (ург - творец!) - через драматическое действие (театр, где первоначально, как мы знаем, "гибли всерьез"), а сейчас литераторы пытаются воспроизвести то же самое через "текст". (Кстати, поход в театр - тоже своего рода обряд). Ряд отстранения (остранения): действие - зрение - умозрение. От участника картины к ее зрителю и, наконец, - к умозрительному созерцанию... чего? Теперь уже только того, что внутри.

 

15. 01. 2001. В. Корона - А. Бурштейну
... Кстати, если христианин воспринимает это переживание в контексте мистерии, то и должен ощущать его природу как "сатанинскую". Не в этом ли контексте воспринимал катарсис Блаженный А[вгустин]? ... Ты подошел к явлению, его истории и современному продолжению "изнутри", а не с внешней, "исторической" точки зрения, "пережив" связь времен, а не только "просмотрев" ее. Что касается ВИДЕНИЯ как основного содержания мистерий, то это отдельный вопрос. Если все видели (ощущали) одно и то же, то это, конечно, что-то глубинное, "архетипическое", общее "нутро" каждого. Лучшего способа единения нации, класса, касты, секты, наверно, не существует. Вот нас с тобой, мне кажется, сблизил именно этот уровень. Далее следует уровень религии, в низшей (или высшей) точке совпадающий с мистерией (литургия в христианстве), и далее - "искусство" со всеми его "вывертами" (стремлением хотя бы в отдельных пунктах приблизиться к мистерии). Поэзия, конечно, подходит ближе всего.

 

15. 01. 2001. А. Бурштейн - В. Короне
... Ну, а что до Блаженного Августина, то в "Исповеди" он пишет, что в молодости отдал дань порочным развлечениям, увлекался и театром. Но театр для него вовсе не сакрален, он уже только развлечение. И именно порочное, сатанинское. Августин пишет о том, что в трагедии актеры разыгрывают страдания. И мы смотрим на это с удовольствием. И чем подлиннее актеры изображают страдания, тем большее удовольствие мы получаем. Но это греховно по сути, т. к. нам вид чужих страданий не должен приносить радость. Мы не должны получать удовольствие от страданий ближнего. Это - сатанинский соблазн а не очищение.

Вот, так - или примерно так, Августин говорил о Катарсисе.

Во всем остальном ты - как всегда безупречно точен. Связало нас именно общее видение именно этого "нутра", для которого, кстати, несть ни эллина, ни иудея.

 

04. 04. 2001. В. Корона - А. Бурштейну
... Заметно изменилась и психология молодежи, выросшей за последнее десятилетие. Поскольку среда, в которой они формировались, - хаосогенная, то оптимальная стратегия выживания - ненакопление жизненного опыта. Любой опыт в такой ситуации - обуза, затрудняющая адаптацию, способность быстро, без колебаний и размышлений, менять форму существования... А в целом жизнь продолжается, и есть надежда что со временем эта молодежь поймет, что бежать некуда и надо устраивать жизнь в этой стране.

 

28. 05. 2001. А. Бурштейн - В. Короне
... Перечитывая прозу Надежды Яковлевны Мандельштам, которая была умным и проницательным человеком и одно время дружила с Ахматовой, я наткнулся у нее на следующее:

"Как прошли мимо основной и лучшей струи в поэзии Ахматовой и не заметили, что она поэт отречения, а не любви?"

Я сам над Ахматовой не медитировал, и твой вывод - о том, что главная ее тема - отказ от любви, помню, меня в свое время потряс - собственно, по ходу чтения твоей книги я и сам это увидел, конечно. А Н. Я. Мандельштам со свойственной ей интуицией это уловила напрямую. Ее оценка подтверждает твою правоту.

 

Примечания

10. "Мерцание" - книга стихов В. Кальпиди (Пермь, 1995).Вернуться
11. Собаки - рассказ Дины Рубиной; Планы и Пыль - стихи В. Кальпиди из книги "Запахи стыда", которую в то время читал Корона.Вернуться
12. Имеется в виду работа В. Короны о поэме Н. Некрасова "Мороз, Красный нос", см.: Корона В. В. Мороз, Красный нос и его жена, Дарья // Архетипические структуры художественного сознания: Сб. статей. Второй выпуск. С. 24-47.Вернуться
13. Имеется в виду работа А. Бурштейна "О природе катарсиса".Вернуться
У нас вы можете купить: литые диски.
Хостинг от uCoz